20 сентября 2013 г.

Читаю

Эмили Бронте "Грозовой перевал"
Этот роман мог бы напоминать пушкинские "Повести Белкина", если бы не сила эмоционального впечатления, которое он производит на читателя.  Он мрачен, полон страсти, сюрреалистичной ненависти и злобы. Но темным началам закономерно противостоят сила духа, твердость и разум. В героев будто разные духи вселяются по временам. Например, великий и ужасный злодей Хитклиф по ходу повествования вдруг разражается двумя излишне чувствительными для него монологами, а Кэтрин, что мать, что дочь, вдруг временами становятся совсем уж бесовскими отродьями, далекими от всего человеческого.
Я лично в этом вижу терзания и метания одной души - авторской. Эмили Бронте через свое творение предстает по-своему глубоко религиозной, склонной к мистицизму, однако, невыразимо одинокой и несчастной... Эту душу раздирают страсти и сомнения. Камерность, территориальная ограниченность мирка романа говорит о ее уединенном образе жизни, замкнутости и нелюдимости. Да и личность главного героя, молодого путешествующего лондонца, разочарованного в обществе, волей случая попадающего в этот закрытый мирок и остающегося, в общем, совершенно безразличным ко всей разыгравшейся практически на его глазах драме, говорит о том же. Она видит темную и мрачную сторону своей души и борется с ней всеми возможными способами, старается обуздать страсти, дать им выход хотя бы на страницах романа. Как видите, мне он представляется в некотором смысле автобиографичным...
Но все же, признаюсь, странно видеть такую жестокость, такой смак в описании сцен насилия, злодейств и бесчинств под пером представительницы прекрасной и традиционно нежной половины человечества. Сквозит какой-то совсем не женский деспотизм, властность.
Честно скажу, поглощенная сюжетом, я совсем не следила за слогом, не выделила цитат. Просто окунулась туда с головой и... будто сама бродила по вересковым полям и сырому старинному парку, слышала завывания ветра среди плит старого кладбища и журчание ручья, ощущала легкое тепло полуостывшего очага... Быть может, в этом и состоит высшая степень писательского мастерства?

Дженни Даунхэм "Ты против меня"
Что тут сказать? Ничего так, живенько... Вечная история Ромео и Джульетты на новый лад. Романтично-девчачья сказка о подростках и их родителях, розовые такие сопельки. В центре сюжета очень спорная, на мой взгляд, история о преступлении и наказании, в которую волей случая оказались замешаны главные герои. Очень неплохо изложена проблема выбора между правдой и ложью, а отнюдь не между семьей и любовью, как говорится во многих рецензиях. Но все это так тщательно перемешано и запутано в мыслях главной героини, что немудрено сделать и неверные выводы.
Кому порекомендовать? Подросткам - не полезно, а, возможно, даже и вредно с их-то возрастным максимализмом и категоричностью. Взрослым - не интересно. Вот, пожалуй, кому-то где-то посерединке, да и то только в качестве легкого дорожного чтива. :)

Харуки Мураками "1Q84. Тысяча невестьсот восемьдесят четыре"
Умирать не страшно.
Страшно, когда выпадаешь из реальности.
Или когда реальность выбрасывает тебя.
Прежде всего, для неподготовленного читателя это Очень Странное произведение. Выражаясь словами одного из героев (редактора Комацу), роман полон потрясающей мистической метафоричности, однако, никак невозможно понять, что же должны значить эти метафоры. Но, быть может, в этом и состоит главная его изюминка.
А вот продравшись сквозь совершенно, казалось бы, безумную сказку, можно обнаружить вполне реальную серьезную и довольно широкую проблематику: тут вам и вопросы домашнего насилия, и любовь, и воспитание детей, и религия, и философия... Однако, больше всего Мураками покорил меня портретами своих второстепенных героев. Каждый настолько выразительный и яркий, настолько неоднозначный и глубокий, что, кажется, живет на этих страницах своей собственной независимой от автора жизнью. Чего стоит образ отца Тэнго, одинокого и непонятого сборщика налогов на пенсии, которому приходится уйти в кому, чтобы продолжать вести привычный ему образ жизни? Его историю невозможно рассказать в двух словах, а образ раскрыть  в нескольких эпитетах. Жизнь этого персонажа, как, впрочем, и многих других - отдельный роман в романе. Но больше всех меня впечатлил огромный чувствительный и холодно-жесткий гей-интеллектуал и телохранитель Тамару.
При таком разнообразии ярких персонажей, образы главных героев Тэнго и Аомамэ кажутся довольно пресными и скучными, а вся история их напоминает мыльную оперу со стандартным приемом случайных НЕвстреч, внезапной беременностью и, конечно, хеппи-эндом (ну какая же мелодрама без него?)
Да, знаю, что не меня одну коробит эта японская одержимость семнадцатилетними нимфетками с задранными мини-юбочками и твердыми сосочками на упругих грудках. Но секс у Мураками так же обычен и естественен, как и процесс... питания. Кто-то спокойно и размеренно поглощает тщательно приготовленную полезную пищу, ну а кто-то больше склонен к нездоровому обжорству. Однако, все, абсолютно все едят и о еде думают, как о чем-то нормальном и совершенно естественном. В некотором смысле, это проявление свободы. Свободы от предрассудков, которой мне, честно говоря, совсем не хотелось бы обретать.
Первые два тома читала в переводе Дмитрия Коваленина, третий - в переводе Юрия Калмыкова. И это небо и земля, скажу я вам. Удивительно легкий и воздушный, чудесно адаптированный и удобочитаемый текст у Коваленина, все возможные вопросы и сомнения легко решаются достаточным количеством сносок, в которых можно найти не только толкование японских терминов, историческую или лингвистическую справку, но и ключ к пониманию некоторых особенно тонких метафор. У Калмыкова же абсолютно недоработанный текст, предложения часто вообще не согласованы, не говоря уж о переводе названий и терминов. То тут, то там приходилось вздрагивать и спотыкаться на неуклюжих словесных конструкциях типа "он не имел большого багажа" или "простые вещи туалета".

Мария Парр "Вафельное сердце"
Потрясающе!
Это идеальная книга для чтения детям перед сном!
История о десятилетнем спокойном и чувствительном парнишке Трилле и его ураганной подружке-соседке-однокласснице Лене, жителях небольшой норвежской бухты со смешным названием Щепки-Матильды. С первого же рассказа дети включились в эту бесшабашную компашку и совершенно искренне им сопереживали. Да что дети, даже я, читая, частенько не могла сдержать эмоций, и голос дрожал то от неудержимого смеха, то от душащих слез... Эта книга в легкой форме и безо всяких так нелюбимых детьми нравоучений рассказывает о многом: о дружбе и о семье, о ценности жизни и о смерти, о разлуке с близкими, о страхе и решительности, об ответственности... Удивительно мудрая, бесконечно веселая и чуточку грустная книга, написанная очень простым и понятным каждому языком. Рекомендую всем-всем-всем!
И спасибо Марии Парр за наши чудесные вечерние чтения!
Совместные смех и слезы очень объединяют. ;)
P.S. Сравнение Марии Парр с Астрид Линдгрен - невероятно точное!

4 комментария:

  1. "Грозовой перевал" читала недавно. Интересно, но действительно как-то уж очень сюрреалистично. Все пыталась понять, как же такое может быть на самом деле, как люди могут так себя вести и такое терпеть.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я вот тоже в романе не увидела реальности. Зато увидела крик души. Жаль, что я не психоаналитик, но даже мне многое понятно об авторе после этого произведения.

      Удалить
  2. Я пыталась осилить 1Q84... застряла... через время снова потянуло... опять застряла... и так несколько раз, но окончательно застряла в конце второй части. Просто назойливо стала вертеться мысль - зачем оно мне надо. Да, герои встречаются интересные, да, мистично и очень образный язык, но как-то я так и не поняла смысл, суть, к чему это всё, даже не то, что хотел сказать автор, а просто чего-то для себя так и не нашла. Вафельное сердце уже в пометках :) спасибо за ещё один плюс ему :)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, японцы они такие японцы... У них все на грани медитации какой-то. Ну очень глубоко и оторвано от реальности. После второго тома и мне пришлось себя пересилить, чтобы взяться за третий. А вот с первого на второй даже не заметила перехода. :) Запоем просто проскочила.

      Удалить