15 ноября 2015 г.

Тамарочка

Никогда я не устану удивляться волшебству творческого процесса: ловишь момент вдохновения, отпускаешь руки на волю и... рождается что-то совершенно неожиданное и неповторимое. )))




Из сочетания нескольких видов пряжи, синтепона, лоскутка костюмной ткани, крючков и спиц родилась моя Тамарочка росточком 24 см.




Чувствуется приближение Нового года...

22 октября 2015 г.

Читаю

Виктор Фридман "Социалистические Штаты Америки"

Собственно, я  никогда и не скрывала, что убежденная антидемократка по своим политическим воззрениям. 
Торжество истинной демократии возможно только в небольших замкнутых обществах, состоящих из идеальных и абсолютно равных по своему интеллектуальному, социальному, культурному развитию, имеющих общие определенные цели и интересы, людей. Вы знаете такие государства? Я - нет. ))) А в любом ином случае
"Демократия - это когда два волка и ягненок голосуют, что будет на ужин." (Бенджамин Франклин)
Толпа априори глупа, изменчива, легко поддается на провокации и традиционно предпочитает демагогов профессионалам.
Мир так устроен, что дураков всегда больше. И горе той стране, где решения принимаются простым большинством голосов. 
Мне лично гораздо больше импонирует конституционная либеральная монархия, когда правитель выбирается пожизненно из числа наиболее способных и достойных, готовится к своей миссии с самого раннего детства и не представляет для себя никаких отдельных от государства интересов. При этом в своих действиях он руководствуется законом (конституцией) и обязан прислушиваться к советам людей мудрейших и достойнейших в своих областях (министров), а главной заботой своей жизни считает заботу о государстве и его гражданах.

Виктора Фридмана я помню по его скандальной и чрезвычайно заинтересовавшей меня в свое время статье "Другая сторона Америки". Кстати, всем заочным фанатам США настоятельно рекомендую ознакомиться для их же пользы. 
Но если статья была своеобразным криком души, частным мнением без претензии на объективность, то эта книга уже построена по всем канонам пропаганды и обильно снабжена фактами, цифрами и ссылками на знаменитые авторитеты.
Более того,  книга имеет совершенно иную направленность. Во-первых, написана она, скорее, для жителей США, более осведомленных о внутренних делах страны. Широко освещаются такие злободневные для страны вопросы, как ограничение на хранение оружия, программа поддержки малоимущих, сущность доллара, конгресс, система налогообложения, социального страхования, аффирмация, феминизм, мультикультурализм... Во-вторых, делается упор на сбор фактов, подтверждающих ужесточение государственного режима, ограничение свобод граждан, сдвиги в сторону тоталитаризма. В-третьих, это вообще книга-перевертыш, ведь те самые политические прелести "страны возможностей", которые мы со времен СССР привыкли считать достоинствами, выворачиваются наизнанку и преподносятся как недостатки.
Авторский способ построения аргументации путем выискивания более-менее аналогичных мест в законодательстве США и манифестах известных тоталитарных режимов (нацистская Германия, коммунистическая партия, Океания из "1984" Оруэлла) кажется мне откровенно слабым и сильно притянутым за уши.
Американцы никогда сознательно не примут социализм. Но под маркой либерализма они примут каждую составляющую социалистической программы, пока в один день Америка не станет социалистической страной, так и не поняв, каким образом это могло произойти. (Норман Томас)
А Америки в состоянии дел Америки (прошу прощения за тавтологию) Фридман на сегодняшний день для меня не открыл. После WikiLeaks и Сноудена подобные "разоблачения" уже нисколечко не удивляют, а даже укладываются в рамки кем-то продуманной хитрой стратегии. 
И все же эта книга стала поводом в очередной раз задуматься о функциях государства вообще и его взаимоотношениях с гражданином. И да, после прочтения неизбежно обострение паранойи, которая, честно говоря, стала для меня уже вполне естественной и привычной, а международный сионизм и теория мирового заговора вообще давно не подлежащие сомнениям вопросы. )))
P.S. Пап, тебе конкретно книгу рекомендую! Очень любопытно было бы услышать твое мнение о ней.

Владимир Набоков "Подвиг"
С каждым прочитанным романом любимого Набокова отзывы писать все сложнее. Ну сколько, в самом деле, можно признаваться в любви его невероятному завораживающе певучему слогу? А его русские "Машенька", "Дар", "Подвиг" так и вообще звучат для меня совершенно одинаково. Больно звучат, тоскливо, неспокойно. Пока не отпустил, пока особенно остро болело, по-русски безысходно, горько, щедро пропитывая славянским фатализмом, писал их Набоков.
Гражданская война представлялась ему нелепой: одни бьются за призрак прошлого, другие — за призрак будущего.
Женские образы здесь совершенно потрясающие: своеобразная "la femme fatal" Сонечка Зиланова, полубезумная человек-метафора, человек-напоминание Ирина,  чувствительная почти викторианка Софья Дмитриевна. Очаровательные, живые образы.
В этом романе, кроме того, еще и очень ярко звучат идеи неоромантизма, этот извечный конфликт между спокойным буржуазным и неукротимым революционным духом юности, эта вера в высшую цель, духовный смысл человеческого существования, саморазвитие, самопреодоление. Мартыну, в отличие от его друга и кумира юности Дарвина, так и не удалось повзрослеть в общепринятом смысле, и главным делом жизни его осталось испытание себя на прочность. Да ведь и само название романа о том же говорит: слово "подвиг" происходит от  "двигаться", "подвизаться", первоначально родственно по смыслу с "подвижник", т.е. подвиг - действие, движение, преодоление преград, в том числе и себя самого. И тут мне видится связь романа с философией Шопенгауэра или даже с представлением о "великом человеке" Ницше. Возникает главный конфликт романа - волюнтаризм против фатализма. Открытая метафорическая концовка лишь акцентирует вопрос: что же завело Мартына на эту лесную тропинку, ведущую в никуда, воля или судьба? Предрешены ли наши поступки или это наш личный выбор? Кажется, Набоков так и не нашел ответа на этот  вопрос. А вы?

19 октября 2015 г.

Теплое платье для бегемотика

Еще один личный маленький подвиг совершен - я связала себе платье. =)
В первые пару дней после завершения работы хотелось всем его показывать и орать на весь свет "I did it!!! Я это сделала!!!" )))
Теперь эмоции несколько поутихли, а на их место пришли новые планы.



Кстати, можно считать это платье по совместительству и первой одежкой для моей крошки Софьи, которая должна появиться на свет где-то в первых числах февраля и уже очень явно заявляет о себе миру моим бегемотьим животиком.


14 октября 2015 г.

Читаю: Гилберт Кит Честертон "Вечный человек"


Стараюсь быть последовательной и объективной, поэтому, ознакомившись с доводами одной стороны конфликта, считаю необходимым обратить свое внимание и на противоположную. Гилберт Кит Честертон, автор настоящей апологии христианства и один из любимых мнимых оппонентов Ричарда Докинза, предлагает взглянуть на человека, его мир, его верования (в частности, конечно, христианство) со стороны, взглянуть с удивлением, с ощущением нового и неизведанного, как на удивительное творение сверхъестественного разума. Привлекателен же здесь своеобразный скептический подход к привычной истории. В чем-то он напоминает теорию локальных цивилизаций Тойнби, но это, скорее, случайная аналогия, чем действительное родство, гораздо уместнее сказать, что главенствует тут теория теистического разумного замысла или креационизма.
Мы рассуждаем так: обезьяна превратилась в человека, а дикарь - в джентльмена и потому все старое - варварство, а новое - цивилизация. К сожалению, это атмосфера, в которой мы живем,а не догма, которую можно доказать.
Хотя, честно говоря, большая часть авторских аналогий и выводов, несмотря на свою нарочитую подчеркнутую метафоричность, выглядят сильно притянутыми за уши - вот уж где воистину "смешались в кучу люди, кони", причем зачастую в буквальном смысле. Честертон в изложении своих идей высокопарен и цветист, исполнен восторга, пиетета и благоговения, что временами раздражает не меньше цинизма и желчи Докинза, но через несколько строк встречаешь очередное особенно меткое, разумное и емкое высказывание и тот же самый слог уже поражает и восхищает своей красотой.
Самое общее покрыто тайной, только частности видны и очевидны.
По Честертону язычество не противоположность христианства, а основа для его развития, подготовительный этап. Вообще синкретизм в его представлении - неотъемлемое свойство всей истории человечества, предрешенной, предначертанной и продуманной. Без объяснений. Только данность, вера. В то же время, он с готовностью наступает на те же грабли, что и Докинз, т.е. безоговорочно отвергает и ругает то, чего не понимает. В частности, я имею ввиду буддизм и др. восточные философско-религиозные системы. Не могу согласиться с таким подходом.
Мы, христиане верим, христианство верит, что человек волен пойти куда угодно и поступать по-разному. Душу может утолить новая жизни, или старая любовь, или что-нибудь не менее положительное. Конечно, мы знаем, что все движется ритмично - то поднимается, то падает, - но для нас этот ритм свободен и причудлив. Для Азии же почти всегда монотонен. Их мир - колесо, а не наша кутерьма.
Вторая часть книги полностью посвящена метафорическому истолкованию основ христианства и его значения для истории человечества. Здесь мало логики, но бездна поэзии и красоты на интуитивном подсознательном уровне. Честертон видит мир и судит его не беспристрастно и с детской непосредственностью, как обещал в предисловии, но тщательно подгоняет о под христианскую мерку. Другими словами, христианство для него первоначально, вечно и незыблемо.
Парадоксально, но Честертон и Докинз по сути говорят об одном и том же: Докинз побуждает восхищаться чудесами мира, докапываясь до их сути с помощью науки, Честертон - признавая их чудесными творениями Господа. А может, стоит прекратить бессмысленную вражду и просто... восхищаться? В конце концов, какая разница, как именно называть эту удивительную движущую силу мира - богом или эволюцией, - если в любом случае мощь ее такова, что не восхищаться невозможно? Собственно, это и есть тот самый общий знаменатель, который понравился мне в обеих книгах. Жить во Вселенной с чувством благодарности и восхищения.
И да, я искренне восхищаюсь чудом христианской веры, но сама, к сожалению, не готова принять ее для себя целиком и полностью. А иначе разве это вера?
Лучше пройти мимо церкви, как мимо пагоды, чем топтаться на пороге, не решаясь ни войти и помочь, ни уйти и забыть.