17 июля 2014 г.

Читаю

Айн Рэнд "Гимн"
В очередной раз поражаюсь тому, какой же мощный внутренний протест способны вызвать во мне некоторые книги. Взять этот самый "Гимн", к примеру.
Повесть-то совсем маленькая - всего 78 страничек в моей читалке. Но раздражала откровенно с первых же страниц. Что может быть благодарнее для автора, как не идея собственного "плохого" мира, где все живут пусть абсолютно нелогично, но априори для читателя плохо? Главное насовать в этот мир побольше гадости, поменьше логики и смысла, а потом поместить туда "героя", который разрушит все оковы и поведет за собой массы... Только вот, кажется, Айн Рэнд под конец свалилась в собственноручно же вырытую яму. Ведь герой-то явно, едва вырвавшись из толпы, планирует эту самую толпу же за собой и повести. Где логика?
Кстати, о герое. Типичный социопат, по-моему. А из них, как известно, даже в современном демократическом обществе получаются величайшие преступники или наиболее деспотичные правители.
И я лично не вижу ничего плохого в философии коллективизма, пусть и умеренного, без перегибов. Все-таки совсем неплохо, когда человек воспринимает ближнего как равную себе часть единого целого и не ставит свои личные желания и прихоти выше чужих.
Да, известные слова Энгельса о том, что "свобода - это осознанная необходимость" или "свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого" (не помню автора, простите) для меня не пустой звук. И, между прочим, для большинства людей на земле эта самая свобода - совершенно непосильная ноша, ведь к ней в нагрузку неожиданно дается еще и - упс! - ответственность.
Очень повеселило имя одного из главных "винтиков" Совета Ученых - Демократия 4-6998.
По-моему, отличная оговорка, просто в десяточку!

Митч Каллин "Страна приливов"
Зубные щетки иногда умирают. Щетина темнеет, и все. Кроссовки тоже умирают. И дома. И мамы с папами. Планета полна умирающих, умерших, мертвых. И только красивые, такие, как Классик, живут вечно. Смерть безобразна. 
Какая мерзость! И какой шедевр!
Я хочу повернуть время вспять и никогда не встречаться с этой книгой. Потому что, кажется, после нее я уже никогда не буду прежней.
Как в свое время "Догвилль", она въелась куда-то глубоко в мозг и будет вечно преследовать своими шокирующими, но восхитительно красочными образами.
Я хочу выругаться и выплюнуть ее. И я хочу посмотреть кино. Да, вот так и буду плеваться, ругаться, отворачиваться и... смотреть. 
Потому что это редкостная гадость. 
И удивительная сказка.
P.S. Мне книга напомнила даже не столько смесь "Осиной фабрики" Бэнкса с "Алисой в стране чудес" Кэрролла, как сказано в аннотации, сколько "Мизери" Кинга с "Форрест Гамп" Грума. А лучше все 4 вместе... смешать, встряхнуть, плотно запечатать, спрятать в дальний темный угол кладовой и никогда не открывать - пусть хорошенько протухнет, покроется пылью и плесенью.

Торнтон Уайлдер "Мартовские иды"
Роман давно уже растащили на цитаты и зачастую сложно сказать, чьи же слова мы используем - Уайлдера или его героя Цезаря.
Это роман в письмах, дневниках и записках, но герой здесь один - многочисленный, многоликий, многоголосый Рим последних дней правления великого диктатора.
Множество образов, героев, мнений, сюжетных линий. Труд Уайлдера всеобъемлющий и до неприличия историчный при всей своей художественности.

Я же откопала здесь новую "жемчужину" для своего цитатника:
Ответственность и есть свобода; чем больше решений ты вынужден сам принимать, тем больше ты ощущаешь свободу выбора.
Аве, Император!

Франц Кафка "Превращение"
И снова Кафка погружает читателя куда-то в отдаленные уголки своего подсознания. Откуда же еще мог выплыть этот ужасный образ - человеческое сознание в теле насекомого?
Однако увлечься энтомологией не получится, ведь если пропустить, прямо скажем, наивные описания усиков, лапок и челюстей, останется история жизненная, естественная, обыкновенная. А усики с лапками лишь усиливают гротеск, привлекая внимание к проблеме.
Итак, представьте себе рядового менеджера, работающего на износ дабы обеспечить семью: разорившегося отца, мать и шестнадцатилетнюю красавицу-сестру. Он - единственная надежда и опора в жизни - не может их подвести. Жизнь в постоянном режиме дедлайна и цейтнота, стресс достигает предела, и однажды утром молодой человек вдруг не может самостоятельно подняться с постели, а резкие движения причиняют нестерпимую боль. Через некоторое время состояние его не только не улучшается, но и наоборот - он теряет и речь.
Дальнейшее развитие событий абсолютно естественно и закономерно: не имея возможности обратной связи, родственники решают, что сознание и разум в этом теле больше не живут, постепенно теряют надежду на улучшение, бывший кормилец становится обузой и все ярче звучит мечта об избавлении... Жизненно, не правда ли?
И как же ярко выражен в финальной сцене вопрос: а стоило ли оно того?
Живите, люди!
Не превращайтесь в тараканов!

Мадагаскарский таракан
P.S. Кстати, лично я так и не смогла идентифицировать насекомое, в которое превратился Грегор Замза: то его спина настолько жесткая, что не ощущает удара об пол, то настолько мягкая, что в ней застревает брошенное яблоко, количество лапок установить так и не удалось, а массивная, неповоротливая, уязвимая и чувствительная задняя часть напоминает о строении муравья или осы, но крыльев нет, а лапки оставляют липкий след... ?_?
Разве что... Бррр! Это?

4 комментария:

  1. Спасибо за пост. Очень интересно пишите. Взяла на заметку.

    ОтветитьУдалить
  2. ох, надо взяться за эти Мартовские иды... В письмах я обычно люблю.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А я вот обычно не очень. И тут сначала напрягало. А потом тааак втянулась! Жалко, что закончился.

      Удалить