9 августа 2013 г.

Читаю

Габриэль Гарсия Маркес "СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы!"
Путевые заметки - опасный жанр, скажу я вам, вспоминая свое возмущение после прочтения творения Анны-Лены Лоурен. Однако, Маркес есть Маркес. Чудесный язык, виртуозные словесные обороты. Спасибо и переводчику!
Путешествие молодого колумбийского журналиста Маркеса в чудную и непонятную страну загадок и контрастов СССР состоялось в 1957 году в рамках международного фестиваля молодежи и студентов. 
Странно и интересно увидеть далекое прошлое своей родины глазами еще более далекого латиноамериканца. Конечно, есть в тексте любопытные и остроумные наблюдения:
Русский алфавит таков, что, мне казалось, буквы на объявлениях разваливаются на части, и это производило впечатление разрухи.

Колхоз - это огромное "феодальное" угодье, окруженное печальными деревнями с грязными улицами и ярко выкрашенными домиками. 

В одном из московских банков мое внимание привлекли двое служащих: вместо обслуживания клиентов они с энтузиазмом пересчитывали цветные шарики, прикрепленные к раме - как вы думаете, о чем это? Счеты! Маркес так часто их встречал, что принял за популярную русскую игру. :)
Встречаются и наивные заблуждения, вызывающие улыбку. Например, Маркес утверждает, что  все вагоны в СССР одного класса и самые комфортабельные в Европе, имея ввиду, конечно,  мягкие детища немецких вагоностроителей, на которых довелось ему ездить. А между тем, ставший притчей во языцех плацкартный вагон колесил по советским железным дорогам еще с 1951 года. До тех же пор людей и вовсе перевозили в "теплушках".
Еще одна веселая байка:  
профессор Андрей Туполев, изобретатель реактивных самолетов ТУ-104 - мультимиллионер, он не знает, куда девать свои деньги
Ну, тут уж и вовсе no comments. :)

А кое-какие наблюдения для меня самой стали интересным и неожиданным открытием. Например, повсеместное ношение пижам. Эти добротные хлопчатобумажные яркие полосатые костюмы, выпускаемые как пижамы, сначала стали носиться в качестве домашней одежды, а затем и вовсе вышли на улицы. Смотрите сами:



Марсель Пруст "По направлению к Свану"
Жизнь - не те дни, что прошли, а те, что запомнились.
Я могла бы описать этот роман тремя словами: графомания (в хорошем смысле), рефлексия, экзальтация.
Как чудесно, должно быть, проводить за ним время на пенсии долгими зимними вечерами в мягком кресле, укутав ноги любимым пледом и вдыхая тонкий аромат липового чая, в окружении теней и духов прошлого... Но как же тяжело идет он в летнем вихре активной жизни шумного города!
Да, Пруст великолепен как художник:  тщательно прорабатывая детали, ощущения, оттенки эмоций и чувств, он рисует удивительно атмосферные картины, полные тончайших переплетений звуков, запахов, зрительных образов. Язык его сложен и витиеват - обычным делом являются труднорасшифровываемые предложения на пол страницы со множеством вводных конструкций, такие, что иногда приходится перечитывать по несколько раз, замечая знаки препинания и мысленно составляя схему, чтобы сообразить, какое слово к чему относится и что вообще все это должно значить. :) Его невозможно читать на бегу, урывками, он восхитителен в часы легкой меланхолии - расслабляет, убаюкивает, уносит в мир грез и воспоминаний. И вот я уже ощущаю ароматы сирени и боярышника, прохладное прикосновение цветка мака, слышу шелест нагретых солнцем страниц книги, шорохи, запахи, звуки... Вдруг в чудную гармонию врывается резкий раздражающий звук неизвестной природы! И еще несколько мгновений не могу понять, где я, что это за комната и как я в ней оказалась. И вот уже узнаю звонок своего будильника, ушло наваждение, лечу на работу, в душный город, в шум транспорта и сумасшедший бег... и лишь на губах легкое послевкусие воздушного бисквита, размоченного в липовом чаю...
Вторая часть меня, как и многих,  озадачила. Напомнила чем-то "Милый друг" Ги де Мопассана... Но затем я уловила некоторую легкую ее связь с частью третьей и стало полегче. А вопросы остались... Как же все-таки так вышло, что Сван женился на Одетте? И чья же все-таки дочь Жильберта? Как и почему поссорились родители ГГ со Сваном?.. В общем, Пруст в очень современной манере забросил удочку с наживкой, заинтриговал и прервал роман на самом интересном месте. Что ж, я с удовольствием продолжу! Только чуть попозже, когда перестану в книгах искать что-либо иное, кроме наслаждения и умиротворения. И, кстати, первая часть очень гармонично сочетается с ноктюрнами Шопена. Рекомендую!

Макс Фрай. "Чужак"
Я осилила сотню страниц. И бросила из опасений за "жизнь" моей любимой читалки.
АААА! Это настоящий взрыв мозга!
Я давно подозревала, что фэнтези - совершенно не мой жанр, но это же вообще ни в какие ворота не лезет! Это же полный авторский произвол, если не сказать беспредел! Вечная проблема фэнтези, когда после всех злоключений и мучений героев вдруг находится какое-то элементарно-очевидное решение и невозможно удержаться от вопроса "Почему раньше-то так нельзя было сделать?!" И ладно бы, это простительно, например, таким чудным вещам, как "Хроники Нарнии" или "Властелин колец". Но тут ведь откровенно ляп на ляпе! Не удивительно, что автор штампует романы, как рулоны с туалетной бумагой.
Подумать только, в его чудном и таком невероятном Мире абсолютно все иначе, вплоть до столовых приборов и предметов мебели! Но каким же непостижимым образом тогда в него затесался вполне тривиальный образ "тренера по баскетболу"?
А язык? Меня снова держат за идиотку, пытаясь подсунуть смесь малограмотных высокопарных и грубых выражений вместо юмора? Я, конечно, не великий знаток, но по-моему, это больше смахивает на дешевую клоунаду, чем на юмор.
Вот, к примеру, Макс на первом обеде в Мире наблюдает за действиями соседа:    
Насладившись зрелищем, я попытался воспроизвести увиденное, то есть, пользуясь определенными приборами, отправлять в рот необходимые ингридиенты.
Это что за словесная какофония? И все, абсолютно все повествование продолжается в таком духе. Кстати, слово "ингрИдиенты" даже модуль проверки орфографии подчеркивает. И это отнюдь не единичный случай даже для первой сотни страниц.
Красуется перед читателем автор, красуются друг перед другом герои...
Любопытно, что все действующие лица удивительным образом похожи на знаменитых актеров и музыкантов нашего вполне реального мира. Быть может, чтобы не утруждать автора описанием деталей портретов? Или это такой вот "прозрачный" намек на будущую экранизацию с голливудским размахом и соответствующий подбор актеров?
А вообще, сюжет до боли напоминает так полюбившийся народу сериал "Улицы разбитых фонарей", перенесенный в волшебный мир. Даже сборища в любимом уединенном кабачке после каждого успешного дела  не упустили!
Эх, и в очередной раз я с трудом сдерживаю тошноту, доверчиво хлебнув порцию откровенно массовой литературы!..    

Владимир Набоков "Под знаком незаконнорожденных"
Для понимания сути этого романа в первую очередь нужно подробно рассмотреть его название. Исходное авторское англоязычное словосочетание "Bend Sinister", "перевязь влево" - геральдический знак, традиционно присутствующий на гербах незаконнорожденных потомков аристократов - истинно по-набоковски яркий и выразительный аллегорический образ левых политических режимов середины XX века.
«выбор этого названия был попыткой создать представление о силуэте, изломанном отражением, об искажении в зеркале бытия, о сбившейся с пути жизни, о зловеще левеющем мире»
Собственно, название это и отражает всю суть романа, всю злость и отвращение, питаемое автором к подобному государственному устройству. Усиливает эффект и выдуманный язык из смеси просторечного немецкого, русского, польского, "дворняжья помесь" по выражению автора. Это выдуманный мир, несуществующая страна с нереальными жителями и правителем, но все это до боли знакомо, все это было, происходило в реальности в то самое время, когда писался роман.
Но на первом плане романа все же судьба человека. Разрушенная судьба, потерянная семья, любовь, жизнь. Не буду пересказывать содержание произведения, скажу только, что очень жива и болезненна тут тема потери ребенка.
Как ни странно, в этом произведении Набоков, на мой взгляд, очень близок по атмосфере к столь нелюбимому им Достоевскому: серые и мрачные городские пейзажи, лужи и тяжелая депрессивная метафоричность, безысходность и отчаяние, больница, тюрьма, сумасшествие...
И в очередной раз - наш мир столь хрупок, столь иллюзорны и непрочны в нем все достижения и ценности... Кажется, зло, вопреки нашим верованиям, все-таки частенько в нем торжествует. Хотя, как странно, оно в основном столь ограничено и тупо, что не способно даже в полной мере насладиться плодами своего торжества. И концовка романа все же приносит облегчение, хотя и далеко не утешение...

4 комментария:

  1. Путевые заметки с некоторых пор не читаю. Действительно, опасный жанр. Но Маркесом, Алёна, заразила. Пойду искать текст.
    Пруста читала давно, и в голове не осталась ничего. Надо попробовать ещё раз почитать. Может, доросла я уже.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. а я на путевые заметки все-таки подсела. Иногда, конечно, не согласна с мнением и впечатлением автора, бешусь и нервничаю, но в общем, за невозможностью часто и много путешествовать это какой-никакой, а выход.

      Удалить
  2. Алена, какое же удовольствие читать твои рецензии! Просто открыла все посты с ярлыком "читаю" и все... зависла здесь надолго...
    Наслаждаюсь слогом; завидую, что это не я так умею излагать свои мысли; радуюсь, что есть такие умницы.
    Пиши, пиши, пиши!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ой, спасибо! А мне так хочется писать лучше! Ну совсем собой недовольна. В первый момент еще ничего, а по прошествии времени перечитываю и - тут коряво, тут некрасиво... У меня с детства еще было такое отношение к сочинительству и изложению - я больше чувствую, чем понимаю, гладкость фраз, складность... и как это вообще назвать? Совсем я не филолог. *^_^*

      Удалить