16 июня 2015 г.

Читаю

Константин Симонов "Живые и мертвые"
Иногда человеку кажется, что война не оставляет на нем неизгладимых следов, но если он действительно человек, то это ему только кажется...
Конечно, позорище прожить в Могилеве больше двадцати лет и за это время так и не удосужиться прочесть "Живые и мертвые" Симонова, прах которого, между прочим, над Буйничским полем близ этого самого Могилева развеян... А теперь вот эта книга навсегда разделила мое отношение к городу на "до" и "после". Так странно ходить по тем же знакомым улицам, слышать детский смех и гул суетной толпы, зная, что когда-то весь город был в баррикадах, а из окон угловых домов торчало по пулемету. Так странно ехать на велосипеде по этим лесным дорожкам, слушать веселый птичий щебет, наслаждаться тишиной и покоем, видеть мирное голубое небо над собой и знать, что когда-то вся земля эта щедро была удобрена человеческими кровью и плотью, потом, слезами и яростью, каждый метр ее достался ценой ужасающих потерь и отдавали ее с тем большими потерями... Нет, конечно, я все это знала и раньше. Как будто знала. А теперь мысленно побывала там стараниями Константина Михайловича.
Симонов - настоящий журналист. Лаконичные четкие сводки перемежаются живыми выразительными портретами и характерами и дополняются особой красочной метафоричностью. Он мастер символов, ярких и выразительных образов, четко подмеченных деталей. Хотя, конечно, как любой журналист, и мастер манипуляций тоже. Обращая внимание читателя на мелочи, он грамотно воссоздает атмосферу, работает с чувствами и эмоциями. Его книга полна советского патриотизма - такого живого и естественного, что им поневоле заражаешься, в него хочется верить. Герои в большинстве своем честны, самоотверженны, нравственны и благородны, вовлечены в идеальные высокие взаимоотношения без малейшей тени. Закручивая сюжетные линии, играет Симонов по-писательски своенравно с ними в кошки-мышки: одни мимо прошли - разминулись, должны были встретиться - да не встретились, а другие, наоборот, каким-то чудом находят друг друга в необычных местах и в считанные случайные мгновения.
Неудобные и неловкие моменты вроде заградотрядов, штрафбатов, неразборчивых карьеристов-чекистов и т.п. попросту замалчиваются, обходятся стороной, оставаясь максимум в виде полунамеков. Тем более странно и удвительно было встретить в книге, изданной в 50-х, такие жирные намеки на теорию заговора о начале войны. Открыто и настойчиво звучат прямые вопросы-обвинения. Кто отправил значительную часть личного состава в отпуск в июне 41-го?.. Кто перед самой войной в 39-м году взялся за активные репрессии здравомыслящих и грамотных кадровых военных? Откуда немцы знали точное расположение наших войск, складов, аэродромов?
Когда в голове только "да" или "нет", разве это голова? Это анкета.
Питер Мейл "Год в Провансе"
Солнце здесь служит отличным транквилизатором, и ничто не могло помешать нам наслаждаться жизнью и длинными, жаркими, ленивыми днями.
Ну все, кажется, абсолютно все прожили уже свои годы, месяцы, хотя бы недели в Провансе! А я что? Я хуже что ли? И если приобрести визы, билеты, дом или даже трюфель весом в пару десятков грамм в Провансе мне совсем не по карману, то уж такой книжный солнечный безоблачный годик-то я как-нибудь потяну. ;)
Солнечная книга. И в прямом и в переносном смысле. Но какой же это роман? Это дневниковые записки парочки жизнерадостных решительных англичан,  на старости лет перебравшихся на ПМЖ во Францию. Читаю я и завидки берут: вот могут же люди из своих жизненных каждодневных наблюдений сделать книгу, издать ее и продать в безумном количестве экземпляров по всему миру!
Такое восхитительнейшее необремененное лишними заботами и раздумьями эпикурейство, не буду скрывать, - предел моих мечтаний. А разве чьих-то нет? И главная прелесть ведь даже не в том, чтобы сбежать в солнечный рай и жить там припеваючи, ни в чем себе не отказывая (хотя, чего греха таить, это тоже очень круто), а в том, чтобы искренне наслаждаться каждым, казалось бы, самым прозаичным моментом своей обычной размеренной жизни.
Богатым быть приятно, кто спорит, но одного этого мало для счастья.
Эх, хорошо в Провансе летом! Но дальше читать книги Мейла я, наверное, все-таки не буду. Как ни крути, а радоваться мелочам у себя дома гораздо благотворнее, чем мечтать о дальних странах, постепенно сатанея от осознания невозможности исполнения своей мечты. И, черт возьми, почему бы и нам не писать таких милых книг о своей природе, своих людях, своей еде!?...
Когда так много интересного происходит прямо у вашего порога, стоит ли отправляться куда-то ради осмотра достопримечательностей?

Иэн Макьюэн "Амстердам"
Вот парадокс: читала-то я Макьюэна, но постоянно ловила себя на уверенности, что это Барнс с этими своими мудреными заворотами на смерти, смысле жизни или лучше сказать бессмысленности ее. Эта книга - ужасное депрессивное болото, которое я ни за что не стала бы рекомендовать юным жизнерадостным натурам, ведь она насквозь пропитана тяжелой ностальгической тоской по молодости и бесконечными потоками грязи из самого человеческого нутра: надуманные проблемы, отравленные собственным ядом жизни, беспробудное ханжество, деспотичная дружба с кучей завышенных и потому неоправданных ожиданий, дружба-тюрьма, дружба-обязательство, дружба ли? Герои отвратительны до тошноты в своем высокомерном самолюбовании, мнимом величии и беспринципности. 
Не надо. 
Не разочаровывайтесь в людях. 
Еще успеете.

Александр Вампилов "Старший сын"
Легкая трагикомичная пьеса родом из конца 60-х - лучшего, по моему мнению, десятилетия в истории СССР. "Берегись автомобиля", "Бриллиантовая рука", "Кавказская пленница", "Женитьба Бальзаминова", "Душечка" - время тех киноисторий, что всегда нравились моей маме.
Совсем простенькое такое незамысловатое лакомство, как батон с сахаром. :) Акцент на добрые человеческие отношения, легкость, непринужденность. Все негодяи обязательно будут высмеяны, все запутавшиеся исправятся, а добросердечные, наивные и бесхитростные неизбежно найдут свое счастье и опору. И никаких вам сложных подводных течений, полунамеков или мудрености - все предельно просто и откровенно.
Подкупает, конечно, история своей искренностью, очень хочется в нее верить, но понимаешь - всего лишь сказка, добрая сказка. Для юношества в самый раз.

Комментариев нет:

Отправить комментарий