26 августа 2015 г.

Читаю

Владимир Набоков "Король, дама, валет"

Вот как можно не любить Набокова? Давно уже я разглядела в нем своего кумира в мире литературы на все времена. И как же радостно, что наследие его достаточно объемно, чтобы смаковать и смаковать в разные моменты своей жизни это сладкое тягучее медовое лакомство с ядовитой горчинкой, эти словесные кружева, это особое видение мира с парадоксальным одушевлением неживого и раздушевлением мнимо живого...
Вот вам сюжет классический, явно отсылающий к Шекспиру: снедаемая ненавистью коварная Дама, разжигая честолюбие в душе слабовольного Валета, подбивает того на убийство истинного Короля и все это с присущим характерным драме накалом страстей. Но разве кто-нибудь читает Набокова ради поверхности сюжета? Ведь если взглянуть внимательно его глазами, то это два трупа, автомата, движущиеся куклы единственного по-настоящему живого убить замышляют. И в этом перманентном противостоянии живого-неживого ярый и выразительный протест против неискоренимо немецкого мещанства ощущается.
Вот ведь и в этом Набоков уникум - умеет мастерски распознать, ухватить самую гаденькую черту менталитета и сыграть на ней удивительной красоты мелодию: в "Лолите" пропесочил американское ханжество, а здесь и, к примеру, в "Камере обскура" - немецкое мещанство.
Но Набоков не был бы Набоковым, если бы даже столь отвратительное ему мещанство не сделал красиво, не написал ему настоящую оду, гимн, хвалебную песнь: солнце дремлет на кушетке, переливы кротового пальто, шуршание платьев, многоцветье шелка галстуков, "оргия блестящей обуви, фата-моргана пиджаков и пальто, лёгкий полёт шляп, перчаток и тросточек, солнечный рай спортивных вещей" - "отдыхают в причудливых положениях смутные, усталые, за день перещупанные вещи"...
Жаль только, что "нет на свете такого электрического пылесоса, который мог бы мгновенно вычистить все комнаты мозга".
Сколько эти глупцы пропускают! Пропускают не только все чудеса ежедневной жизни, простое удовольствие существования, - но даже вот такие мгновения, как сейчас, способность с любопытством отнестись к тому, что само по себе - скучно.
...
Вот это все, - что кипит кругом, смеется, искрится каждый день, каждый миг, - просит, чтобы посмотрели, полюбили... Мир, как собака, стоит - служит, чтобы только поиграли с ним.

Хорхе Луис Борхес "Всемирная история низости"
Как-то совсем никак. :(
Ну не понимаю я этих латиноамериканцев! Просто какие-то люди с другой планеты! Исключением пока стал только Маркес, но и то не потому что до конца понимаю, а потому что умопомрачительно красивые образы временами выдает.
А это? Ну что это? Это вообще имеет какое-то отношение к литературе? Псевдоисторические очерки о мелких и не очень негодяях со всего мира. Сухо, пресно с обилием имен, цифр и географических названий. Интересно? Ну так, знаете, местами любопытно и не более того.
Наверное, не с этого стоило начинать знакомство с Борхесом.