31 июля 2015 г.

Читаю

Малькольм Гладуэлл "Гении и аутсайдеры. Почему одним все, а другим ничего?"
На самом деле это очень страшная книга. Развернутое и обоснованное руководство по включению в бесконечную сумасшедшую гонку за успехом и процветанием, каторжный труд с приобретением темных кругов под глазами, психических расстройств и кофейной зависимости (а то и чего покрепче). И никаких гарантий достижения цели. Потому что а) фактор везения в этом деле является едва ли не определяющим, б) цель в данном случае оказывается ускользающей - чем дольше вы к ней движетесь, тем больше она удаляется. Нет предела совершенству, а аппетит приходит во время еды.
Богатство и слава с первых строк провозглашаются высшим благом для человека, не оставляя читателю и возможности подвергнуть сомнению это утверждение. Что ж, сравним. Крис Ланган - моложавый крепыш за 50, проживающий с любимой женой на коневодческой ферме и занимающийся любимым делом, пусть и не достигнув в нем заоблачных высот и не получив массового признания, называется автором громким словом "неудачник", а его жизненная позиция "признанием поражения". И Джо Флом - акула юриспруденции, беспринципный адвокат по слиянию компаний, сутулый головастик с маленькими холодными глазками за толстыми стеклами очков, одинокий владелец огромной квартиры на Манхэттене, не стесняющийся выпускать газы и курить в лицо собеседнику, на протяжении всей книги несколько раз упоминается в качестве примера достижения максимальных высот.  Кто вам симпатичнее? Гений? Или Аутсайдер? А кто, по вашему мнению, счастливее? ;)
Вообще, путь к успеху по Гладуэллу довольно прост и мне лично очень напоминает первые часы жизни новорожденной черепашки: для начала придется весьма активно поработать лапками на суше (ни много ни мало, а в нашем случае 10000 часов), потом воспользоваться возможностью правильной приливной волны, не забывая активно двигаться, и, конечно же,  происхождение имеет значение - у черепашек, рожденных в правильное время в правильном месте и развивающихся при идеальном температурном режиме априори больше шансов. И даже учитывая все это, в суровом океане выживут и достигнут репродуктивного возраста лишь единицы из сотен и даже тысяч изначально равных детенышей.
Рассмотренные во второй части особенности национального менталитета (культурного наследия) произвели на меня большее впечатление: культура чести, дистанция власти, уровень обособленности индивидов, зависимость математических способностей от языковых особенностей. Но форма подачи со всеми этими сотнями имен, цифр, фактов, моментов времени, расшифровками бортовых самописцев потерпевших катастрофу самолетов - настоящий врыв мозга! Неоправданно, затянуто, нудно, неубедительно. К сожалению. Социология вообще одна из тех наук-хамелеонов,  объективные исследования в которых практически невозможны, а в большинстве своем призваны иллюстрировать и подкреплять фактами некоторую заранее выбранную тенденцию или теорию. Так что я бы к любым исследованиям в этой области относилась с изрядной долей скептицизма, и уж тем более, когда они так настойчиво и навязчиво пропагандируют некую всем нам известную модель общественного устройства.
В заключение скажу, что этак книга не смогла поколебать моей уверенности в том, что гораздо важнее учить людей быть счастливыми, чем успешными в современном смысле.

Марина Козлова "Бедный маленький мир"
«Бедный маленький мир» – это книга о любви и геополитике. (Марина Козлова)
Что? Что это вообще было?! Не могу припомнить ничего даже отдаленно похожего на это сумасшедшее, сюрреалистичное, многоплановое и многоуровневое и при этом удивительно живое и пульсирующее хитросплетение.
Мир наш в этом романе действительно маленький, тесный яркий клубок - сплошные пересечения и переплетения судеб. И бедный, потому что игрушка в чужих бестолковых руках... Но столько в этом мире неизведанного, непостижимого, невероятного, что всегда есть место для надежды, даже если, на первый взгляд, все безнадежно и предрешено.
Теорию заговора можно было бы считать главной темой романа, если бы хоть намек на изобличительно-разоблачительную интонацию, но нет - здесь это естественный исторический процесс, способ участия людей в мировом проектировании, неотъемлемая часть геополитики. Любовь. Не знаю вообще, можно ли назвать этим заезженным словом то, что здесь описывается: мистическая, потусторонняя связь, совпадение, притяжение, какая-то мощная метафизическая сила вне времени и пространства, неземная, небиологическая, непостижимая, высшая. Детектив. Приключения. Фантастика. Социальная психология. Признание в любви к родной Украине и всему славянскому миру. Жизнь во всем ее многообразии. Сложнее сказать, чего же в этой трилогии нет.
Все же книгу буду рекомендовать выборочно и с осторожностью: очень уж мудрит Марина Козлова, заумствует даже местами - сплошная метафизика и экзистенциализм как неотъемлемые составляющие человеческого бытия. Герои в большинстве своем философы, лингвисты, биологи, просто люди не от мира сего с перегруженным мышлением и склонные к рефлексии и переосмыслению всего и вся.

Уровень сложности жизни невероятно высок. Уровень неоднозначности. И продолжает расти по экспоненте. Никакая рефлексия не справляется. И степень личного одиночества... Поэтому должно быть что-то жесткое и бесспорное, за что можно держаться, чтобы не соскальзывать.
Мне вот, честно признаться, дико любопытно, что и где в сложившейся геополитической ситуации поделывает сотрудник Киевского института проблем управления Марина Козлова с такими-то воззрениями о великом и важном общем славянском (в котором и мордовские танцы на коврах, и сербские песни, и русские церкви, и украинские пещерные монастыри) и чужеродном насильственном американско-демократическом, космополитическом, унификационном, ограниченном и формализованном... Буду ждать новостей!

Америкосы готовы весь мир затюкать насмерть, чтобы собственное авторское право на свою вонючую протестантскую демократию застолбить навечно. Чтобы, не дай бог, не возникли еще какие-нибудь энтузиасты со своей демократией, отличной от их о ней представлений. Поэтому когда мне говорят "демократия", у меня появляются сильные подозрения, что сейчас меня будут иметь.
P.S. Мои личные литературные параллели: "Лезвие бритвы" И. Ефремов, "Материк Север, где делают стеклянных людей" Юна Летц.

17 июля 2015 г.

Читаю

Аркадий и Борис Стругацкие "Далекая Радуга"
Наука ради науки. Искусство ради искусства. А непрогрессивное человечество почему-то настойчиво продолжает хотеть кушать и дышать. И только перед лицом гибели начинаем задумываться, кому и зачем все это нужно.
Или так: наука - для жизни, искусство - для масс, синтетическая еда, общество потребления, вырождение и гибель человеческого стада.
Две крайности. А результат один. Гармония - наше все.
Не надо огорчаться и заламывать руки. Жизнь прекрасна. Между прочим, именно потому, что нет конца противоречиям и новым поворотам.
Дэвид Митчелл "Литературный призрак"
Мир человека состоит не из людей, а из историй. И нельзя винить человека в том, что та или иная история выбрала его, чтобы поведать о себе.
Cначала может показаться, что этот роман - просто сборник небезынтересных рассказов, выразительных жанровых сценок со всего мира. Но где-то к эпизоду третьему-четвертому начинаешь улавливать связь и, чем дальше, тем  она становится только более явной. А потом новое азартное развлечение: стараешься угадать заранее в каждой истории точку входа следующей. Иногда даже удается. Тут загадочное говорящее дерево на Святой горе близ Гонконга, а тут неизвестная задумавшаяся женщина в желтой куртке чудом вытолкнута из-под колес лондонского такси... То, что кажется непонятным фрагментом одной истории - естественная и неотъемлемая часть следующей. Такая головоломка. Эффект бабочки. Восьмилетние китайские девочки перебегают из эпизода в эпизод вдоль похожих во всем мире главных улиц городов, а в воздухе летают  летучие мыши из загадочной монгольской легенды, джаз, блюз, рок, картины Делакруа, мистические духи, призраки, искусственный интеллект... И вот уже рассказанные от первого лица множеством совершенно разных героев со всех уголков земли истории-бусинки связываются между собой этой тоненькой ниточкой, которая, становясь заметнее и прочнее с каждым новым фрагментом, в итоге замыкается, и мы получаем абсолютно полный и гармоничный роман-ожерелье. И это похоже на чудо.
Куда же ты катишься, Мир?
...Третий – это летучая мышь. Она боится, что небо может упасть и разбиться вдребезги, и тогда все живые существа погибнут. Поэтому летучая мышь мечется между небом и землей, вверх-вниз, вверх-вниз, проверяет – все ли в порядке.

7 июля 2015 г.

Читаю

Урсула Ле Гуин "Волшебник Земноморья"
Кто не любит фэнтези? Я не люблю фэнтези?! Да что вы, я просто не умею его готовить! )))
И, конечно, не удержусь от сравнения Земноморья с Поттерианой. Как ни крути, а сюжетных точек соприкосновения множество: молодой парнишка с большими задатками, школа магии, леденящий голос тьмы взывает из неведомых глубин... Гарри... Гед...
Я выбираю классику, потому что, несмотря на некоторое внешнее сходство, есть у этих циклов одно важное, на мой взгляд, отличие. Несчастный забитый в нашем богом забытом мире малыш Гарри вдруг попадает в магический мир, где у него внезапно открываются  талант, друзья, состояние и великий путь. И сын кузнеца Гед, добившийся всего исключительно собственным трудом и упорством. Да, те же шишки, ошибки и искушения, но никаких вам волшебных покровителей и чудесных спасений - все сам и через немогу. В мире Ле Гуин максимум, что может даже самый верный друг - это развлечь песней и протянуть руку утопающему. Но, быть может, как раз это именно то, что нужно?
Очень близка мне философия гармонии Земноморья: не вмешивайся в заведенный порядок, старайся понять и оценить каждое существо, не делай того, в последствиях чего не уверен. Здесь правит Равновесие. Не гордыня и незаурядность, а гармония и умеренность. Каждый здесь часть великого целого Мира, и главная задача и у крошечного зверька отака, и у Великого Мага одна: не навредить.
Истинный мудрец тот, кто не отделяет себя от других существ - неважно, могут они говорить или нет.
Ну и, конечно, я, как страстная поклонница вышивки по дизайнам Терезы Венцлер, уже давно живу в этой атмосфере ее вдохновения: бушующие моря, соленые брызги, разбивающиеся о неприступные скалы, мрачные каменные замки и леденящие взгляды драконов - этот суровый и прекрасный мир, где стихия правит бал, а мы всего лишь крошечные пылинки, беззаботно сверкающие в солнечном луче...

Уильям Шекспир "Гамлет"
Любопытно, как все-таки меняется восприятие некоторых классических сюжетов с возрастом. В 16 Гамлет бунтарь, герой, страдалец, рыцарь печального образа. В 30+ он уже просто избалованный мальчишка, мажорчик, который сам не знает, чего хочет, и только разрушает все, к чему прикоснется, доморощенный пупок земли, мамино дитятко и циничный гаденыш... А детине-то ведь никак не меньше 25 уже... М-даа... А мы говорим, в наше время молодежь инфантильная пошла...
Вообще, у Шекспира, наверное, и не бывает положительных героев. Каждое его произведение - сборище всевозможных пороков и грехов, сплошная мистика, проклятье, рок, вся грязь из нутра человеческого. Горацио - подхалим. Лаэрт - горяч и безрассуден. Полоний - старый брюзга. Гертруда - похотливая стерва. С остальными все еще более очевидно. Симпатична тут разве что Офелия, да и то как юная глупышка, несмышленыш, безвольная кукла, сорванный цветок. А глупость можно ли ставить человеку в вину?